НАШИ БУДНИ.

ДЕТСКАЯ СТУДИЯ "СОЛНЕЧНЫЙ РЕБЁНОК" ОБЪЯВЛЯЕТ НАБОР ДЕТЕЙ ОТ 1,5 ЛЕТ ДО 7 ЛЕТ, НА ЗАНЯТИЯ ПО ОБУЧЕНИЮ:

- ГРАМОТЕ

- МАТЕМАТИКЕ

- АНГЛИЙСКИЙ, ФРАНЦУЗКИЙ ЯЗЫКИ

- ЖИВОПИСЬ

- ТЕАТРАЛИЗАЦИЯ

ЗВОНКИ ПРИНИМАЮТСЯ КАЖДЫЙ ДЕНЬ С 9 ДО 20 ЧАСОВ . БУДЕМ РАДЫ ВИДЕТЬ ВАС ПО АДРЕСУ: Г. ТОЛЬЯТТИ, ЦЕНТРАЛЬНЫЙ РАЙОН, УЛ. ПОБЕДЫ,Д.35

 *

С праздником!

Провисли снегом небеса,
Мы ждём, что в полночь чудеса
Начнут случаться, как в волшебной сказке.

Осталось несколько минут –
Год Старый свой окончит путь,
А Новый закружит нас в новой пляске!

… Уходит год, приходит год,
И снова празднует народ –
Мы отмечаем года Нового рожденье!
В ноль-ноль часов всего на миг
Раздастся звон, раздастся крик –
А что потом? Какое продолженье?

Мы загадаем в этот час,
Чтоб жизнь порадовала нас –
Не изысками, а лишь добром и миром,
И чтоб теплом согрела всех,
И чтоб был слышен детский смех!

Давайте верить в чудеса –
Ну, хоть на миг, на полчаса! –
Ведь в этом – счастье! Счастье окрыляет!
Под звон курантов над страной
Мы продолжаем путь земной,
И пусть исполнится, что каждый загадает!

За ночью следует рассвет,
А там и день в свои объятья примет.
И побегут за днями дни, –
Мы все для счастья рождены!

Контакты

25-14-32
open.64@mail.ru

Самарская область, г. Тольятти, ул. Победы 35
Открыть контакты

Школьникам

Тайна «Альтамаре»

Либера Карлье
ТАЙНА «АЛЬТАМАРЕ»

В детективной трилогии бельгийского писателя  трудолюбивые братья-подростки  помогают полиции ловить преступников. События развиваются на романтическом фоне соревнования яхт на реке Шельде. Для старшего школьного возраста.

Часть первая

— Папа, мы хотели бы купить лодку, — сказал Ян. Он даже побледнел от волнения; на братьев он старался не смотреть.
Марк с Бобом сидели в углу у камина, прилежно уткнув носы в тетради. Но Ян знал, что им не до уроков. Оба они внимательно следят за каждым его словом.
В комнате стало необычайно тихо. Даже мать затаила дыхание. Марк обхватил руками колени, а Боб нервно притопывал ногой по полу.
Ян уже решил, что он неправильно начал разговор.
Вдруг отец зевнул и отложил газету. Он всегда зевал, если глубоко и основательно что-то обдумывал.
— Лодку, говоришь, купить хотели бы?
— Да, лодку, — твердо ответил Ян, хотя сердце у него замирало.
Вот сейчас отец усмехнется и скажет: «Что ж, покупайте, раз вы такие богатые». Но отец только спросил:
— А деньги у вас есть?
— Собственно говоря… — начал Ян уже не так решительно.
— …собственно говоря, денег у вас нет, — подсказал отец.
Тут не выдержал Марк и быстро затараторил, что деньги-то у них есть, маловато, правда, но покупать они будут не все сразу, а по частям; только вот начинать надо непременно сейчас, иначе к лету не успеть…
— Да тут целый заговор, — улыбнулся отец. — Ты знала об этом, мама?
— Я слышала, как мальчики обсуждали свои планы на лето, — уклончиво ответила мать.
Бедная мама! Она никак не могла решить, как ей себя вести. Не то чтобы она была против затеи сыновей, но она ужасно боялась так называемых «происшествий на реке». «Ты только не возражай», — умоляли ее мальчики. Она обещала не возражать, но и поддержать их у нее не хватало духу.
— Так что же вы такое задумали? — поинтересовался отец.
По его голосу Ян понял, что победа близка.
— Мы хотим купить на корабельном кладбище Спасательную шлюпку. Оснастим ее мы сами, а все, что для этого понадобится, найдем там же, в порту.
— Это будет парусник?
— Ну да, только с мотором, — вмешался Боб. Но, видя, что на лбу у отца образовались две вертикальные морщины, не предвещавшие ничего хорошего, он поспешил добавить: — Это на крайний случай, чтобы в безветренную погоду можно было войти в гавань. Совсем маленький моторчик.
— Мото-орчик! — задумчиво протянул отец. — В один прекрасный день вы еще трамвай вздумаете приобрести.
Мальчики дружно рассмеялись. По опыту они знали, что отец любит, когда его остроты вызывают общий восторг. К тому же они и в самом деле обрадовались: дело явно шло на лад.
— Управлять лодкой — это целое искусство, — глубокомысленно изрек отец. — Кстати, вы все умеете плавать?
— Ну ты же знаешь, — опять выскочил Боб.
— Не о тебе речь…
Всем стало ясно, кого он имеет в виду.
— Я уже выучил все движения, — сказал Марк.
— На столе у него здорово выходит, — подхватил Боб. — Ручаюсь, что через неделю он поплывет, как…
— …как топор?
— Ну папа, это уже мелочь! — взмолился Ян.
Однако отец считал, что это не мелочь, а жизненно необходимая вещь.
— Если я правильно вас понял, — сказал он, — Марк плавает плохо. То есть утонуть ему ничего не стоит. Так вот: о лодке не может быть речи, пока каждый из вас не научится свободно держаться на воде. Надо, чтобы в случае чего вы сами, без посторонней помощи, могли выбраться на сушу.
— Значит, когда Марк научится плавать, ты разрешишь нам купить лодку, да? — настаивал Ян.
— Вот когда научится, тогда и поговорим, — ответил отец. — Посмотрим еще, как пойдут дела в школе. Знаете поговорку: кончил дело, гуляй смело. Вот так.
— Но в любом случае, когда садитесь в лодку, вы должны надевать спасательные жилеты, — сказала мать.
Мама просто молодец! Братья были очень растроганы ее поддержкой. Они понимали, чего ей это стоило.
— Завтра поедем на корабельное кладбище, — сказал Ян. — Побродим там, разузнаем, сколько может стоить шлюпка.
— Глядите в оба, — напутствовал их отец.

У причала корабельного кладбища стоит огромный танкер. Он еще не очень старый, корпус прилично сохранился. Но башенные краны уже сняли с него все, что только можно. Осталась лишь стопятидесятиметровая коробка, поделенная перегородками на отсеки. Трубы, мачты, трапы, целые каюты — все свалено на берегу.
— Кажется, здесь никого нет, — сказал Марк с сожалением. — Уже поздно.
— Полезли на борт, — предложил Боб.
— Полезли! — обрадовался Марк. — Может, сторож в трюм свалился, а мы его спасем.
— А ну, отойдите-ка подальше, — приказал Ян.
По его тону братья поняли, что при случае ему ничего не стоит наподдать им, благо матери нет поблизости.
И тут они увидели ночного сторожа. Он неторопливо шел вдоль сваленных в ряд раковин, унитазов, кроватей, умывальников и шкафов, извлеченных из кают. Так торговцы на Антверпенском птичьем рынке прогуливаются возле своего товара. Вот-вот примется расхваливать это барахло:
— Всего за сорок, за тридцать, за двадцать франков вы можете приобрести отличный умывальник. В придачу вы получите настольную лампу, книжную полку и…
— Ой!
Это Ян двинул своего зарвавшегося братца кулаком в бок.
— Извините, он всегда немножко дуреет, если долго пробудет на солнце. Нет ли у вас случайно продажной лодки?
— Почему же нет? Есть, — сказал сторож.
Марк от радости заплясал на месте.
— Нам нужна металлическая спасательная шлюпка, — продолжал Ян.
— И желательно с мотором, — ввернул Боб.
— На танкерах шлюпки чаще всего металлические и обычно с мотором, — объяснил сторож.
— Где же они? Где они стоят? — Марк сгорал от нетерпения.
— Вон там.
За большой якорной цепью, кучей лебедок и грузовых стрел, накрытые от дождя брезентом, стояли шлюпки. Их было четыре.
— А сколько такая шлюпка стоит? — спросил Ян.
— Цены разные. Смотря почем сейчас металлолом, — ответил сторож.
— Разве шлюпки продают как металлолом?
— Да. Иначе нам их не сбыть.
Ян не верил своим ушам.
— Видишь ли, — продолжал сторож, — эти шлюпки под парусом неповоротливы и тихоходны. Для Шельды гораздо удобнее яхты или прогулочные катера. А на отмели с такой шлюпкой просто мучение. Ведь килевая лодка на грунте сразу на бок заваливается.
— Зачем же сажать ее на грунт? — удивился Боб. — Мы, например, плавать на ней собираемся, а не на суше торчать.
Сторож засмеялся:
— Только плавать — скоро соскучишься. То ли дело плоскодонка: втащил ее на банку, вот тебе и пляж, купайся, загорай. А с килевой лодкой одна морока.
— А на плоскодонке можно под парусом плавать?
— Под парусом на плоскодонке плохо: будет ее ветром крутить. Чтобы хорошо шла, ей переделка большая потребуется. Придется ставить выдвижной киль.
— Так, может, нам лучше купить старую яхту? — задумчиво сказал Ян.
— Старую яхту? — Сторож прищурился. — Не знаю. Если деревянную, здорово влипнуть можно. Обобьют ее жестяными или медными полосками, а под ними, может, гниль одна. Пойди разберись. У железной, конечно, сразу видно, если проржавела, да только железная много денег стоит.
— Которых у нас не имеется, — подхватил Боб. — А посему вернемся к металлолому. Заверните нам вон ту, пожалуйста.
— Сколько же все-таки стоит такая шлюпка? — спросил снова Ян.
— Надо узнать у хозяина, — сказал сторож. — Вот вам его телефон и адрес.
— А можно, мы поднимемся на танкер? — спросил Марк.
— Валяйте. Только не уходите от сходней. Вообще-то лазить туда не разрешается, но больно уж вы народ хороший. Так и быть.
Ребята взлетели вверх по сходням. Теперь они могли рассмотреть танкер как следует.
— А зачем танкеру танки? — спросил Боб. — Ведь его все равно весь нефтью заливают.
— Без переборок судно не такое прочное, — объяснил сторож. — Кроме того, переборки помогут ему удержаться на плаву, если где течь появится: они не дают воде проникнуть в другой отсек. Ну, а уж раз переборки есть, танки оборудовать ничего не стоит. Танкер-то не всегда одной нефтью загружают. Он может везти сразу и нефть, и бензин, и керосин, и смазочное масло — все в разных танках.
— Значит, танкер не может затонуть?
— Затонуть-то он может, конечно, но бывали случаи, когда шторм ломал танкер пополам и обе половинки на плаву оставались.
— Воображаю, — сказал Боб, — капитан выходит на мостик и видит, что у него осталась только половина судна. — И он изобразил незадачливого капитана, который, приложив руку козырьком ко лбу, тщетно вглядывается в горизонт: «Куда же делось машинное отделение?»
— Да, да. Такое не раз бывало, — повторил сторож. — А теперь давайте вниз, пока в танк не свалились.
Они спустились на землю, и Ян спросил у сторожа, можно ли на такой вот спасательной шлюпке поставить каюту, чтобы во время летних каникул плавать на ней, как на яхте.
— Почему нельзя, все можно, — сказал сторож. — Не знаю вот только, справитесь ли. Потрудиться придется как следует. Прежде всего побывайте на лодочной станции, посмотрите, какие бывают яхты, как они построены; например, какой высоты у них каюта. Слишком высокую делать нельзя, она будет мешать при ветре. Да еще много есть такого, над чем придется поломать голову.
— Я уже ходил с ребятами под парусами, — сказал Ян. — И дома у меня есть специальная литература.
Боб фыркнул. Он терпеть не мог «ученых слов». Впрочем, он тут же ретировался. Со старшим братом шутки плохи. Это ему было известно.
— А знаете что… — начал сторож.
Ребята встрепенулись, чувствуя, что сейчас они услышат что-то по-настоящему интересное.
— Знаете что… Когда причал освободится, месяца эдак через два, из Южной Америки прибудет сюда один старый пассажирский пароход. У него износились машины. Буксиры уже ушли за ним.
Ян растерялся. Они-то тут при чем?
— Вы что, хотите сбагрить нам целый пароход? — спросил Боб. — Вряд ли наш папа согласится.
— Что ты лезешь! — рассердился Ян. — Дай человеку договорить.
— Да пусть его, — сказал сторож. — Он, видно, у вас самый веселый.
— Такой же весельчак, как и старший братец! — крикнул Марк, предусмотрительно отойдя в сторонку.
— Ну так вот, — продолжал сторож. — На борту пароходов чего только не отыщешь. А вдруг там найдется и приличная шлюпка с каютой?
А ведь верно. Вот было бы здорово! Из спасательной шлюпки им удалось бы соорудить разве что корыто с зонтиком. Старания-то у них хватило бы, а вот знаний да умения с потолка не возьмешь.
— Без каюты по Шельде много не наплаваешь, — продолжал сторож. — В лодку всегда вода набирается — и дождь и волны от морских судов захлестывают. Вот и получится, что неделю с мокрыми ногами будешь сидеть. Что хорошего? А на пассажирских судах шлюпки обычно добротные.
Сторож рассказал ребятам историю этого парохода, немало повидавшего на своем веку. Во время войны союзники использовали его как транспорт для перевозки частей в Атлантическом океане. И никогда он не плавал с конвоем, только в одиночку, но подлодкам ни разу не удалось его торпедировать, потому что он развивал скорость до восемнадцати узлов. А самолеты противника он и близко не подпускал. К концу войны, когда на верфях стали один за другим спускать на воду новые суда, его переоборудовали в плавучий госпиталь.
А еще до войны, когда он ходил на одной из пассажирских линий, его экипаж спас в шторм команду потерпевшего аварию греческого судна. Капитан поставил пароход носом против ветра и приказал вылить за борт нефть, чтобы утихомирить волны. Только после этого удалось спустить на воду шлюпки и снять людей с тонущего судна. Об этом много писали в газетах. Но это еще не все…
Ребята придвинулись поближе. Вот сейчас они услышат воспоминания очевидца о морском бое, о том, как пассажирское судно потопило целую вражескую флотилию или, протаранив парочку подлодок, отправило их на дно.
Но сторож сказал только, что пароход получил серьезные повреждения, столкнувшись с другим судном.
В рейсах чего только не случается, всего не упомнишь.
— А как он называется? — спросил Ян.
— «Альтамаре», — ответил сторож.
Название ребятам понравилось. «Альтамаре»! На них словно повеяло вдруг жарким дыханием тропиков. Да-а, пассажирский пароход с такой биографией — это вам не танкер. Теперь им и смотреть не хотелось на его неуклюжие спасательные шлюпки. Сторож заметил их настроение.
— У этого танкера своя история, — сказал он. — Он не так стар, как «Альтамаре», но послужил людям не меньше. Если посчитать, сколько раз он заполнил вот те нефтебаки…
Мальчики посмотрели на ряды выстроившихся, словно в боевом порядке, внушительных нефтебаков, а сторож поднял уголок брезента, прикрывавшего спасательные шлюпки, чтобы ребята могли получше разглядеть их. В каждой шлюпке лежали весла, мачта, парус — в общем, все, что положено. И все было как новое.
«Чего еще искать? — думал Ян. — Не в гонках же нам участвовать. И прочная и не затонет, даже если перевернется…»
— Если на «Альтамаре» не окажется ничего стоящего, мы, пожалуй, все-таки купим такую шлюпку, — сказал он. — Может, я найду плотника, и он поставит нам каюту.
— Подождите лучше «Альтамаре», — сказал сторож. — Куда вам торопиться-то? А там, глядишь, приличный вельбот будет.
Братья по очереди пожали ему руку и попросили разрешения заглянуть еще разок. Да пожалуйста, сколько угодно. По вечерам тут, кроме него, ни души. Мальчики вскочили на велосипеды и покатили домой.
…Теперь, когда их планы определились и отец готов был дать деньги, забила тревогу мать.
В прошлом году, когда Ян отправился со своим приятелем Питом на шаланде, она не возражала: «Пит свое дело знает, да и Ян не маленький. Но Бобу только четырнадцать лет, а Марку двенадцать… Нет, нет, у нее не будет ни минуты покоя! Братьям пришлось тысячу раз поклясться, что они будут очень-очень осторожны, что они вовсе не собираются гробить собственную лодку.
А лодка уже целиком заполнила их жизнь. Дома они без конца повторяли рассказы сторожа, всякий раз с новыми подробностями. Они уже знали, где был построен «Альтамаре», кто был его первым капитаном, знали, что он шутя развивал скорость в восемнадцать узлов и что незадолго до войны в устье Темзы на него налетело судно. А однажды «Альтамаре» получил тяжелое повреждение, столкнувшись на севере с айсбергом. Отец кое-что слышал об этом. До войны об «Альтамаре» часто писали в газетах.
Каждый четверг братья на велосипедах отправлялись в порт. Раньше, бывая там, они подолгу смотрели, как грузят и разгружают суда. Теперь же они сломя голову мчались туда, где сварщики автогеном разрезали на части танкер.
Если шел дождь, они прятались в штурманской рубке, которую целиком сняли с танкера и поставили среди металлолома вместо сторожки. Отсюда прекрасно был виден весь порт. Сторож учил их вязать узлы — от простого до самого сложного. Через месяц они уже вязали отличные сгоны и критически оглядывали веревочные снасти на речных судах. Сторожа они теперь запросто называли Бернаром.
— Ну вот, — сказал им как-то Бернар, — в следующее воскресенье прибывает «Альтамаре». Если не поленитесь встать пораньше и прокатиться на велосипедах в Дул, то сможете вдоволь на него насмотреться. А в понедельник утром приезжайте сюда, тогда вы будете первыми покупателями.
— Разве старые суда кого-нибудь интересуют?
— Еще как! Каждому хочется что-нибудь приобрести. Один жаждет украсить крыльцо навигационным фонарем, другой охотится за дорогой древесиной. Пароход еще не прибыл, а все красное дерево с него уже продано. Трубы, медь, бронзу, кресла, шезлонги — все как есть раскупят.
— Мы приедем. Обязательно приедем первыми. А в воскресенье будем ждать «Альтамаре» в Дуле.
…Погода в воскресенье выдалась отличная. На дамбе было много гуляющих, по улицам деревушки маршировал духовой оркестр, и звуки медных труб разносились над зелеными полями и голубой водой. Настроение у всех было праздничное. Марк то и дело подбегал к краю дамбы и всматривался в даль, надеясь первым увидеть долгожданный «Альтамаре».
Тем временем начался прилив. Шельда вздулась, и яхты из Лилло устремились в свою гавань. В волнах, поднятых морскими судами, заплясали сигнальные буи, на дамбу стали залетать брызги. Рыбачьи лодки, словно заслышав зов моря, сновали взад и вперед.
Мимо пристани шел паром, до отказа забитый автомашинами. За паромом показалось большое каботажное судно, а за ним… Нет, не может быть… За каботажником буксиры тянули «Альтамаре»!
Боб протер кулаком глаза, а Марк от радости захлопал в ладоши.
На мачте парохода — два черных шара, сигнал, что у него не в порядке машины и он не может идти самостоятельно. Конечно же, это «Альтамаре»! Его тянут два мощных буксира. С борта еще один… Нет, целых два. Второго не видно, но из-за мостика поднимаются клубы дыма.
— Это он! Ура-а! — завопил Марк. Он кричал и размахивал руками, а Ян даже не одернул его.
Буксирные тросы сильно натянулись. Видно, пароход не слушается руля и его тянет на мель.
— Сейчас эта старая калоша все тут разнесет, — сказал какой-то господин. — Видите, не хочет поворачиваться.
— Он же без машин! — возмутился Ян.
Подумать только! Пароход, который везет для них лодку, обозвали старой калошей!
— Его поставят в сухие доки? — поинтересовалась пожилая дама.
— Возможно. Подлатать его не мешало бы, — отозвался господин.
— Нет. В сухие доки его не поставят. Он пойдет в переплавку, — объяснил Ян. — После стольких лет верной службы — и на слом! — вздохнул он.
— Вот так и везде, — подхватила дама. — Но если б я была кораблем, я бы предпочла пойти в переплавку, чем утонуть в шторм.
Господин с ней не согласился. Он считал, что лучше затонуть, чем позволить себя ободрать, а потом разрезать на части.
— Но людям нужен металл. Из него сделают новые суда, — возражала дама.
А «Альтамаре» приближался. Уже можно было пересчитать иллюминаторы на его высоких бортах. Толпа на пирсе увеличилась, каждый старался протиснуться вперед, чтобы получше разглядеть ветерана. Два мощных гудка вырвались из труб парохода, буксиры ответили двумя пронзительными свистками и потянули к берегу. Заскрипели тросы. В последний момент «Альтамаре» уступил и плавно пошел вдоль пристани по направлению к Лифкенсхукскому порту.
Ребятам хорошо был виден весь пароход. Как же он запущен! Весь покрыт ржавчиной. Только мачты гордо поблескивают серебряной краской, а стальные тросы-штаги и стень-штаги — отвязаны и беспомощно болтаются, свисая до самой палубы.
Ян, прищурившись, напряженно всматривался в шлюпочную палубу. Там парами, друг под другом, закреплены спасательные шлюпки. Но вельбота нигде не видно.
— Может, на левом борту, — шепнул Боб.
— Что на левом борту?
— Может, на левом борту есть вельбот, только отсюда его не видно.
— Точно, — с облегчением вздохнул Ян.
Удивительно, как совпали их мысли. Едва успел он это подумать, как Марк ткнул его в спину.
— Ты что?
— Мне бы такой бинокль. Вон как у тех. — Он показал на двух мужчин, стоявших на дамбе. — Все разглядывают наш «Альтамаре», чем бы там поживиться.
Мужчины были приметные, крепкого сложения, один — блондин, у второго — усы как у моржа. Блондин сунул бинокль в кожаный футляр, висевший у него на груди, и надел широкополую шляпу.
Двумя длинными и двумя короткими гудками «Альтамаре» попросил разрешения на вход в шлюз. Из старомодной прямой трубы вырвался столб пара.
Два незнакомца поспешно поднялись на набережную, где стояла их машина. Минуту спустя они уже мчались по дороге через польдер.
— Как на пожар несутся, — заметил Ян.
Он нервничал. Два месяца ждали они «Альтамаре», так надеялись, неужели все впустую?..
— Купили бы тогда шлюпку с танкера, теперь бы уже успели ее переоборудовать! — сказал он сердито.
— А ты чего ждал? — съехидничал Боб, держась на всякий случай на безопасном расстоянии. — Думал, волшебный корабль доставит тебе готовенькую яхточку? Так ведь в Южной Америке Дед Мороз не водится.
— Поехали к шлюзам, — предложил Марк. — Посмотрим на него вблизи.
Так они и сделали.

С парома хорошо видно, какая Шельда широкая. Плывешь, плывешь, а берег все далеко. Капитан через головы пассажиров поглядывает на причалы, где спокойно покачиваются таможенный и полицейский катера. В Лилло в этот воскресный день тоже полно гуляющих. Туристы толпятся возле Музея ракушек, фотографируются у пристани.
А на реке — яхты. Множество яхт: большие и маленькие, старые и новые, под парусами и без парусов, и все сверкают свежей краской и лаком. Прекрасные яхты! На таких можно рискнуть выйти в открытое море. Но, к сожалению, нашим друзьям они не по карману. Вот быстроходный катер мчит туристов к берегу. А там плоскодонное суденышко, подскакивая на волнах, тащит на буксире воднолыжника.
Марк прямо загорелся:
— Вот что мне нужно — водные лыжи!
Боб и тут не смолчал:
— Опрокинешься. У тебя башка слишком тяжелая.
Вдруг мотор у суденышка заглох, оно потеряло скорость, лыжник налетел на корму и кувырнулся. Над водой остались только лыжи, торчащие, словно два поплавка. Впрочем, лыжник тут же вынырнул, отфыркиваясь, и погрозил приятелям в катере кулаком.
— Полюбуйтесь на эту красотку! — воскликнул вдруг Ян.
Он показал на спасательную шлюпку с каютой и коротенькой, криво поставленной мачтой. Двое мальчишек вычерпывали из нее воду, а третий сидел на полубаке и натирал воском толстую нитку. На коленях у него лежал парус.
— Штопает, — объяснил Ян. — Если на парусе окажется хоть маленькая дырочка, ветер порвет его в клочья.
— Значит, нам тоже придется учиться шить, — сказал Марк обреченно. — Когда же плавать-то будем?
Вода заметно убывала, и у восточного берега лодки с глубокой осадкой уже стояли на грунте. К пристани стремительно несся ялик. Того и гляди, кого-нибудь протаранит. Но ялик лихо спустил паруса и отдал якорь. Маневр был произведен четко и быстро. Мальчики переглянулись. Каждый невольно подумал, сумеют ли они так когда-нибудь.
— Надо тренироваться. Как можно больше тренироваться, — сказал Ян.

Едва братья успели протиснуться поближе, как у шлюза резко затормозила красная машина.
— Смотри-ка, те самые дядьки! — сказал Марк. — Тоже небось шлюпку купить хотят.
— Как это получилось? Мы на велосипедах прикатили быстрей, чем они на машине! — удивился Боб.
Марк не мог упустить случай утереть брату нос и важно объяснил, что машине пришлось доехать до Антверпена, проехать по тоннелю под рекой, только после этого она могла повернуть к шлюзам.
Блондин вынул из футляра свой замечательный бинокль и стал разглядывать «Альтамаре», который буксиры как раз провели через шлюзовые ворота.
Вблизи ветеран выглядел еще более старым и потрепанным. Палуба побелела от соли, поручни и фальшборт в нескольких местах сломаны, в обшивке недостает многих заклепок. И все же было в его облике что-то внушающее уважение. Ведь все эти шрамы он получил на службе человеку.
Словно в знак траура, над мостиком покачивались на ветру два черных шара. Высоко на фок-мачте реял бельгийский флаг в честь страны, в которую он прибыл. Но флага владельца на судне не было. «Альтамаре» уже не имел ни владельца, ни гражданства. Из могучего властелина морей он превратился в жалкую развалину.
С борта на причал подали тросы. Пароход остановился. Спустили штормтрап. На борт поднялись полицейские, портовый лоцман, еще какие-то люди. Все они очень торопились.
— Я тоже пойду, — заявил Ян.
Мальчики в изумлении вытаращились на него. И это говорит их старший брат! Самовольно забраться на судно? Здесь, в шлюзе?
— Смотрите, вон там, возле трубы, видите?
Возле трубы на шлюпочной палубе стоял то ли капитанский катер, то ли вельбот — с берега трудно было разглядеть.
— Я должен поглядеть, что это такое, — заявил Ян.
Он спокойно подошел к штормтрапу и стал подниматься наверх.
— С ума сошел! — волновался Марк. — Хоть бы «Альтамаре» не тронулся. А тут еще полиция!
— Все из-за шлюпки, — проворчал Боб. — Совсем спятил. Попробуй удержи его.
Ян перешагнул через борт, подошел к крутому трапу шлюпочной палубы и полез вверх.
— Ой, смотри, на полицию напоролся! — пискнул Марк.
Полицейские показались на шлюпочной палубе как раз в тот момент, когда Ян поднялся на последнюю ступеньку. Он быстро нагнулся, сделав вид, что завязывает шнурок на ботинке, и выпрямился только после того, как полицейские скрылись из виду.
— Ловко! И никто у него даже ничего не спросил! — восхищался Марк.
— Главное — нахальней действовать. Тогда никто не прицепится.
— Чего ж тогда к тебе цепляются?
— Остряк-самоучка! Смотри лучше, что там Ян делает.
Ян подошел к шлюпке и стал ее осматривать. Неторопливо так, обстоятельно. Вот он вынул из кармана перочинный ножик и поковырял борт.
— Проверяет, не сгнила ли обшивка, — сказал Боб.
— Какая обшивка?
— Ну доски! Вот бестолочь! У тебя что, на солнце мозги расплавились?
— Скорей бы уж он убирался оттуда, — плаксиво протянул Марк. — Ой, ворота закрыли! Сейчас «Альтамаре» уплывет!
— Балда! Сначала надо воду в камере поднять до уровня воды в доках. Потом открыть выходные ворота. А потом за ним буксиры придут. Он же без машин, забыл? Так что еще полчаса верных уйдет.
Но Марк не успокаивался:
— Подумаешь, полчаса! Ну что он там копается?
А Ян приподнял угол брезента и нырнул в шлюпку. Повозившись там некоторое время, он вылез и, не спеша, стал спускаться по трапу вниз.
— Смотри, пароход поднимается! — хныкал Марк. — Как он теперь попадет на берег?
Шлюзовая камера заполнялась водой, и пароход действительно поднимался все выше. Штормтрап уже далеко не доставал до мостков причала.
— Осторожно, Ян!
Поздно. Он успел выпустить перекладину и полетел вниз. Смотритель шлюза схватил конец и бросился на помощь. Он решил, что Ян непременно упадет в воду между стенкой и судном. Но Ян ухитрился как-то изогнуться и приземлился на четыре точки на причале.
— Ну, приятель, твое счастье. Упади ты в воду, в лепешку бы раздавило. За каким чертом тебя на «Альтам аре» понесло?
Ян был бледен. Он сильно испугался. Болели отшибленные руки и ноги, но он нашел в себе силы отшутиться:
— Если б я сам знал…
Дальнейшие расспросы были нежелательны, поэтому Ян быстро прошмыгнул под цепью, вскочил на велосипед и был таков. Братья за ним. Вслед им донеслось:
— Ах ты паршивец! Ну, попадись мне еще раз…
— Уф! — выдохнул Марк с облегчением. — Чуть не влипли!

Несколько километров они мчались не останавливаясь, затем Ян нажал на тормоза. Марк и Боб тоже остановились, сошли с велосипедов. Марк рукавом вытер лоб.
— Дома никому ни слова, — предупредил Ян.
Это уж само собой. Если родители узнают, не видать им лодки, как своих ушей.
— Ну, как она? — спросил Боб.
— Кто?
— Шлюпка, конечно. Кто ж еще?
— Блеск! Я чуть с ума не сошел.
— Я так и подумал, когда ты с трапа летел.
— Кончай, Боб, — возмутился Марк. — Самому-то небось слабо.
— А зачем? У меня котелок еще варит! — огрызнулся тот. — Запросто мог бы за решетку угодить. Вот бы дома веселье было!
Они еще переругивались, но Ян их не слушал. Перед глазами у него все еще стоял стошестидесятиметровый гигант.
— Ян, ты что молчишь? Хороша шлюпка?
— Сила! — сказал Ян. — То, что нам надо.
— Раз так, двигаем быстрей к Бернару. А то еще перехватят.
— Главное — убедить папу, что медлить нельзя.
— А мотор у нее есть?
— Есть. Паруса тоже есть. Только вот мачты я не видел.
— Мачту Бернар найдет.
— Я есть хочу, — сказал Марк.
— Бедненький, кушать захотел. Такую лодку нашли, а он «есть хочу»!
— Мы же с утра дома не были, забыл?
— А кто умял целый пакет бутербродов, забыл?
— Прекратите, я тоже хочу есть, — сказал Ян. — Поехали домой. Опаздывать нам сейчас ни к чему.
Братья осмотрели Яна со всех сторон, не осталось ли следов от его приключения. Ян спустил рукава, чтобы не видно было ссадины у локтя. Потом они сели на велосипеды и покатили домой.
Когда они приехали, отец многозначительно посмотрел на часы.
— Как с уроками? — осведомился он.
— Еще вчера все выучили и упражнения сделали. Ах, да… — Боб сделал вид, будто только вспомнил. — Я должен дать тебе на подпись две классные работы.
За последние работы ему каким-то образом удалось получить хорошие оценки, но дома он их пока не показывал. Ян догадался, что Боб выжидал момента, когда надо будет задобрить отца. И вот этот момент настал.
— Мы нашли то, что искали, — добавил Боб после небольшой паузы. — «Альтамаре» пришел, и на нем есть вельбот.
— Завтра надо все дело провернуть, — сказал Марк внушительно. — Иначе будет поздно.
— К чему такая спешка? — недоверчиво спросил отец.
— Мы не спешили целых два месяца, — сказал Боб. — А теперь надо поспешить.
— Я считаю, что следует подождать до конца экзаменов, — сказал отец. — Боюсь, что вы больше будете заниматься лодкой, чем…
— Ну, папа! — взмолился Марк. — Мы будем очень стараться. Очень!
Все рассмеялись, и мальчики поняли, что дело сделано. Завтра они получат лодку, если только хозяин Бернара не запросит слишком дорого.
В этот вечер братья были удивительно послушны. Обычно им приходилось раза три повторять, что пора идти спать, а тут они ушли сами, без уговоров. И все из-за лодки.
— И едят, как голодные волки, — заметила мать. — Видел, сколько я хлеба нарезала? А сейчас посмотри — пусто. Страшновато мне за них, а с другой стороны, воздух Шельды им явно на пользу.
— Реки боишься, — усмехнулся отец. — По-моему, гонять по улицам на велосипедах гораздо опаснее. Завтра съезжу с ними в порт. Хватит им уже сидеть у маменькиной юбки.
— Это, конечно, правильно, — вздохнула мать.

Краны еще не начали свою разрушительную работу, и «Альтамаре» стоял у причала, словно только что ошвартовался. Бернар очень удивился, увидев, что мальчики выскочили из машины.
— Порядок! — крикнул Ян, подбегая к рубке. — С нами приехал папа!
— Ох, ребята, шлюпка будто специально для вас! Отличная парусная лодка с мотором.
— Добрый день, — поздоровался отец. — Я вижу, все у вас на мази.
— Это верно, — сказал Бернар. — Если не возражаете, можно хоть сейчас пойти посмотреть.
Не без удовольствия следовал отец по трапу «Альтамаре» за своими сыновьями, державшимися, как заправские моряки. На верхней палубе он застыл в восхищении. Подумать только. На месте, где еще совсем недавно был польдер, раскинулся огромный промышленный район: армия кранов размахивала руками-стрелами; по дорогам двигались поезда, машины, тракторы; на реке сновали буксиры, баржи, лодки… Слева вдали высились белоснежные нефтебаки и похожие на минареты вышки Нефтяной гавани, а из стальной трубы вырывался в небо огромный язык пламени, словно увеличенный в сотни раз факел на могиле Неизвестного солдата.
— А вот и она!
— Папа, вот наша лодка!
— Да, да… лодка, — рассеянно отозвался отец. — Сколько же, интересно, народу здесь работает?
— Шестьдесят тысяч, — сказал Бернар.
— Шестьдесят тысяч! — удивился отец. — Только на берегу?
— Только на берегу, — подтвердил Бернар. — А будет еще больше. Порт-то все растет.
Ян решил, что они уже достаточно внимания уделили порту. Пора заняться лодкой. Бернар снял покрывавший ее брезент, вытащил из нее снасти, спасательные пояса и жилеты и разложил возле трубы. Паруса уже сохли на солнце. От них пахло сыростью, но паруса были добротные, без единой дырочки.
— Конечно, не бог весть что. Зато все на ней как новое. А для ваших мальчиков эта шлюпка самая что ни на есть подходящая.
— А не великовата она?
— Что вы! Аккурат то, что надо. Ведь их трое, да и вам, глядишь, прокатиться захочется…
— Ладно. Вечером я съезжу к вашему хозяину. Сколько примерно может стоить такая лодка?
— Ну, я-то к продаже отношения не имею. Ваши мальчики мне тут кое в чем помогали, и мне бы хотелось… в общем, не знаю… Да вы поезжайте к хозяину, все будет в порядке.
— А где мы ее поставим? Об этом вы подумали?
— В Лилло, — сказал Боб. — Гавань там большая, можно тренироваться хоть с утра до вечера.
— В Лилло так в Лилло. Но как ее туда переправить? Буксир придется нанимать?
— Зачем буксир? Деньги только зря тратить. Наладим ее здесь, а в Лилло перегоним своим ходом. Вот вам номер мотора, придумайте ей имя, и можете ехать оформлять документы. Ну, ребята, как назовем лодку?
Вот об этом они и не подумали.
— «Бернар», — решительно заявил Марк.
Имя понравилось всем. На том и порешили. Сторож был очень растроган.
— Хорошие вы ребятки, — сказал он им на прощание.
Шлюпку еще раз тщательно осмотрели, проверили, все ли у нее в порядке. Мальчики торопили отца: неужели ему не надоело любоваться стариком «Альтамаре»? Поедет ли он наконец к хозяину корабельного кладбища?
В это время к воротам подкатила красная спортивная машина.
— Опять пожаловали! — пробурчал сторож. — Целый день здесь торчали!
— Это те двое, с биноклем, — сказал Боб и покосился на Яна.
«Не хватает только, чтобы они ляпнули при отце насчет моей вылазки, — подумал Ян. — Тогда прощай лодка».
— Эти типы закупили все дерево с «Альтамаре». Всю внутреннюю обшивку и всю старую мебель.
— А новую? — поинтересовался отец.
— Новую нет. Зато старье забрали все до последней дощечки: столы, стулья, шкафы, обшивку, трапы.
— Может, они работают у антиквара? — предположил Ян.
— Куда антиквару такая гниль? Все уже червями источено.
— И все-таки на сумасшедших они не похожи. Вон на какой шикарной машине раскатывают, — сказал Ян.
Блондин и Усач поднялись на борт и прямиком прошагали в салон.
— Как бы они вашу лодку не прихватили невзначай, — предупредил Бернар. — Здесь сегодня такой шум был.
— Па-па, — канючил Марк, — давай прямо сейчас в город поедем…
— Ладно уж, — сдался отец. — Чем скорее покончим с формальностями, тем лучше.
Господина Фербекена они в конторе уже не застали. Марк чуть не заревел. Все! Значит, прозевали шлюпку! Однако он плохо знал своего отца. Раскачать его трудно, но уж если он за что-то взялся, на полдороге не остановится.
Итак, решено было немедленно разыскать господина Фербекена. В небольшой сосновой рощице, возле дома, перед которым лежал якорь времен Колумба, они вышли из машины.
— А, так вот они, наши морские волки! — приветствовал их хозяин дома.
— Разве вы знакомы? — удивился отец.
— Лично нет, но мне рассказал о них Бернар. Он только что звонил. Насколько я понял, вы хотите купить шлюпку или лодку, не знаю, как она там называется…
— Да, хотим, — подтвердил отец.
Откуда такая покладистость? Мальчики думали, что отец сначала спросит о цене, потом начнет нудно торговаться и так надоест хозяину, что тот уступит, лишь бы отделаться. И вдруг ничего подобного.
— Я уступлю ее вам за шесть тысяч франков, — сказал господин Фербекен. — Это баснословно дешево, но ведь все мы когда-то были мальчишками… Да и Бернар просит, чтобы я продал ее именно вам.
— Так, может, сразу и купчую составим? — предложил отец. — Номер мотора у меня записан.
Он пошарил по карманам и вытащил клочок бумаги. А господин Фербекен — такой мировой дядька! — тут же заложил в машину лист бумаги и стал печатать. Потом он наклеил на купчую две гербовые марки и передал отцу:
— Желаю удачи!
Отец расплатился и спрятал документ во внутренний карман пиджака. Нет, нет, спасибо, пить ему нельзя, он за рулем, как-нибудь в другой раз, а вот сигару возьмет с удовольствием.
— Ну что ж, ребята, если вам еще что понадобится, поищите на корабельном кладбище. Бернар вам поможет, я ему скажу. Только осторожнее, пожалуйста, там ведь и на голову может что-нибудь свалиться.

Приехав на следующий день в порт, мальчики увидели свою лодку уже на суше. Это сторож с помощью крановщика установил ее на подпорках из старых деревянных брусьев от «Альтамаре», на которые никто не позарился. Марк шумно вдохнул воздух и двумя пальцами зажал нос. На глазах у него выступили слезы.
— Я промазал ее специальным средством от гниения, — пояснил сторож.
— Ну и вонь! — ворчал Марк. — Прямо горло перехватило!
А сторож смеялся.
— Эта вонь полезная, — наставительно приговаривал он. — Раз уж вытащили судно на берег, надо сделать все как полагается. Проконопачена она на славу. Мачту подходящую я нашел; может, чуть укоротить только придется. А паруса первый сорт, вы сами видели. Так что завтра можно начинать красить. Но прежде надо ободрать хорошенько старую краску, чтобы поверхность стала совсем гладкая.
Сторож, видно, уже всей душой привязался к «Бернару». Вот и хорошо. Одним бы им ни за что не справиться.
— Ну-ка, Марк, принеси воды да вымой паруса. Ты, Боб, разбери блоки и смажь их получше. А мы с Яном посмотрим помпу, с ней что-то неладно.
Только братья взялись за работу, как опять подкатила красная спортивная машина.
— До чего же они мне надоели! — пожаловался сторож. — И ломают, и ломают! Вон уже какая куча обломков, ни проехать, ни пройти, а им все мало. Сам хозяин сказал им, чтобы убрали мусор, а они и не чешутся.
На сей раз Блондин явился без бинокля. Усач слегка прихрамывал. Оба молодчика поднялись на судно, даже не взглянув на сторожа.
— С утра до вечера здесь торчат, работать мешают. Как ни посмотришь, они уже тут.
Марк старался изо всех сил: окатывал паруса водой, тер щеткой, снова водой поливал. Вскоре вокруг него стояли лужи, как после хорошего ливня.
— Так до дыр можно протереть, — сказал сторож. — Развесь вон там, на веревке. Высохнет — я уберу. Проверь-ка теперь якорную цепь. Да хорошенько, звено за звеном. Прочность цепи зависит от прочности каждого звена.
«Ничего-то он не забудет, — думал Ян. — Вот была бы потеха, если б отдали якорь, а цепь оборвалась!»
Они разобрали помпу, осмотрели, и Бернар остался очень недоволен.
— Эта штука проржавела насквозь, — сказал он. — Мы вот что сделаем: возьмем помпу со спасательной шлюпки, а эту положим на ее место. Авось хозяин не обеднеет.
— С какой шлюпки? С танкера?
— Нет, те великоваты. Пойдем на «Альтамаре». Прихвати разводной ключ, а я молоток возьму.

На палубе сторож остановился и прислушался. У Яна даже мелькнула мысль, что и поход за помпой Бернар придумал, чтобы проверить, чем заняты те двое. В салоне их не было. Сторож свернул по коридору направо. Дверь в капитанскую каюту была прикрыта неплотно. Оттуда доносилось громкое пыхтение, словно там боролись. Ян подошел к двери, за ним на цыпочках подкрался сторож. Блондин и Усач как раз отодрали большой кусок обшивки и бросили в кучу обломков, громоздившуюся посреди каюты. Светя фонариком, они тщательно осмотрели обнажившиеся стены, заглядывая в каждую щель. Но, видно, они не нашли того, что искали, так как Усач снова навалился на лом.
Бернар тихонько тронул Яна за плечо и выразительно кивнул: мол, пошли-ка отсюда подобру-поздорову. Когда они вышли на палубу, он сказал:
— Вот чудаки, ей-богу! Заплатить за обшивку такие деньги, а потом кромсать, будто она гроша ломаного не стоит!
— А может, они хотят отказаться от покупки? Скажут, что дерево поломано и им такое не нужно. Надо бы предупредить господина Фербекена.
— Ну, знаешь! Изломать все к черту, чтоб потом отказаться? А фонарик зачем? Что они там ищут?
— Хоть убей, не понимаю, — сказал Ян. Да ну их. Пошли за помпой.
Они без труда сняли помпу со шпангоута, на котором она была закреплена.
— Ну вот, совсем Другое дело, — с удовлетворением сказал Бернар. — Лодочка у вас будет — всем на загляденье.
Грохот в капитанской каюте усилился. Те двое, как видно, работали уже кувалдой. Сторож забеспокоился. Надо все-таки позвонить хозяину.
Он ушел, но вскоре вернулся:
— Говорит, что за дерево они заплатили и пусть делают с ним, что хотят. А вот находиться здесь после шести вечера запрещено. Придется их выпроводить. Пошли со мной.
Увидев сторожа, громилы немного растерялись, но тут же снова взялись за свое как ни в чем не бывало!
— Хозяин звонил, — сказал Бернар. — Он никому не разрешает оставаться на борту после шести вечера.
— Это почему же? — раздраженно спросил Блондин. У него был писклявый голосок, совсем не подходивший к его массивной фигуре с широкой грудью и бычьей шеей.
— Спрашивайте у хозяина. Я тут ни при чем.
— Днем нам, может, некогда, — огрызнулся Блондин.
Но Бернар не сдавался:
— Ничем не могу помочь. Придется вам уйти.
Усач плюнул со злости, но все-таки пошел прочь. Блондин еще помахал кувалдой, посветил фонариком, потом тоже нехотя поплелся к трапу, бросив через плечо:
— Хозяйский прихвостень!
Красная машина умчалась.
— Нахалы бессовестные! — проворчал сторож.
— Еще какие нахалы! — поддакнул Марк, передразнивая писклявый голос Блондина.
— Да ну их совсем. Так когда, значит, красить начнем?
— Завтра, — сказал Ян.
— А вы разве завтра свободны?
— Ага. Сегодня последний экзамен сдали.
— Ну и как? Порядок?
— Спрашиваешь! — ухмыльнулся Боб.
— Ну, значит, завтра и начнем.
— Поехали домой, ребята, — сказал Ян. — Я устал как черт!
— До свиданья, Бернар! — хором крикнули братья.
— Смотрите, яхты! — воскликнул Марк.
Вдали на реке показалось несколько яхт.
— Красота! — восхитился Боб. — Ну ничего, наш «Бернар» будет не хуже.
— Еще неделька — и мы тоже поплывем, — сказал Марк мечтательно.
Братья не отрывали глаз от яхт, пока те не скрылись в бухте Пейп-Табак.
— Поторапливайтесь, уже поздно, — сказал Ян.
Впервые в жизни братья послушались его с первого слова. Будто уже признали в нем капитана, отвечающего за благополучное плавание, за безопасность судна и экипажа.

И вот наконец братья вместе с отцом отправились в порт забирать свою лодку.
Близко к «Альтамаре» подъехать им не удалось. Краны уже потрудились на славу и разобрали всю верхнюю надстройку. Вокруг лежали горы всякого хлама. У штурманской будки высилась куча щепок красного дерева.
— Здорово наши психи поработали! — пропищал Марк, подражая голосу Блондина.
— Нехорошо передразнивать. Разве человек виноват, если у него такой голос? — одернул его отец.
— А зачем они испортили хорошие доски и мебель? И Бернару теперь из рубки ничего не видно, — не унимался Марк.
— Мы утащили у них ножку от стола и сделали из нее румпель, — сказал Ян. — Вот шуму будет, если узнают!
— Да на что им эта ножка? Все равно сгнила бы под дождем, — возразил Боб.
— А что, румпель был сломан? — спросил отец.
— Да нет. Его просто не было. Мы выточили его из этой ножки.
Отец поинтересовался, где же «Бернар», и Марк показал ему на мачту, торчащую над пристанью.
— Вчера мы спустили его на воду. Сейчас ты увидишь нашего красавца.
Подойдя поближе, отец широко раскрыл глаза. Что за чудо! Ничего похожего на ту шлюпку, которую он видел на «Альтамаре».
Светло-красный, с белой каймой по борту «Бернар» выглядел великолепно. Покрытые лаком палуба и полубак блестели, как зеркало, в них даже отражались облака и голубое небо. Серебристый якорь был надежно закреплен на полубаке, паруса — в полной готовности, хоть сейчас подымай, а на флагштоке развевался трехцветный флаг. Еще один маленький флажок служил флюгером. Старый сторож по-матросски отдал им честь на борту яхты.
Здесь отцу тоже все очень понравилось. Каюта была просторная, места для троих вполне достаточно. На столе лежали планы доков Западной и Восточной Шельды. Марк с гордостью показал ему несколько удобных рундуков и ящичков, где можно хранить провиант и всякие хозяйственные мелочи. Показал он и бак для питьевой воды вместимостью в тридцать литров.
Пора было отплывать. Мальчики проверили, исправны ли сигнальные огни и хорошо ли завинчивается крышка бензобака. Показали отцу, что все трое умеют пользоваться компасом.
Отец, к сожалению, не мог поплыть вместе с ними: ему придется поехать в Лилло на машине, чтобы к шести вечера доставить сторожа обратно в порт. Он сходил к машине, принес пластиковую папку и торжественно вручил ее старшему сыну. В папке лежали купчая на «Бернара», квитанция об уплате налога за плавание по реке, страховой полис и толстая тетрадь, на которой красивым почерком было выведено: «БОРТОВОЙ ЖУРНАЛ МОТОРНОЙ ЛОДКИ „БЕРНАР“.
Затем отец снял причальные тросы, бросил их на палубу. «Бернар» сразу набрал скорость и понесся вперед, вспенивая воды дока. Попав в кильватер буксира, он накренился немного влево, но, послушный рулю, сразу же выпрямился. У подъемного моста, где столпились баржи, груженные автомашинами, сторож дал полный газ. Новый румпель удобно лежал в ладони Яна. Вот это скорость! Марк и Боб, сидевшие рядышком на полубаке, впервые в жизни онемели от восторга.
На сигнальной мачте зажглись лампочки, разрешая вход в шлюз. Сторож сбавил ход. Маленькие проворные буксиры провели через шлюзовые ворота польское грузовое судно. Отец уже был здесь. Он стоял рядом со смотрителем шлюза и махал им платком. Смотритель знаком показал, что «Бернар» тоже может войти. Ян, осторожно лавируя между судами, провел свою лодку до выходных ворот. Пока спускали воду, сторож с Бобом баграми отталкивались от стенки, а Марк держал кранцы, оберегая от царапин свежевыкрашенные борта.
Наконец ворота открыли, и Шельда приняла их в свои объятия. В буксирах «Бернар» не нуждался. Мимо волнорезов, сигнальной мачты и причальных тумб устремился он в голубые воды реки. Братья едва успели помахать на прощанье отцу. Могучее течение подхватило их. Лодка запрыгала на волнах, как оторвавшийся сигнальный буй. Сторож показал им на футшток, отмечающий уровень воды в реке. Вода поднялась уже до семи футов, а прилив все усиливался.
— В Лилло еще не скоро будет достаточно воды, чтобы войти в гавань. Давайте пока поучимся обращаться с парусами.
— Давайте! — дружно отозвались братья.
— Надеть спасательные жилеты! Поднять паруса!
Мотор выключили, и сразу стало тихо. Северо-западный бриз наполнил фок. «Бернар» слегка накренился на левый борт, и Марк торопливо пополз на правый. Но тут «Бернар» снова выпрямился и беззвучно заскользил по воде.
— Держаться надо всегда по ветру, — сказал сторож.
Ян кивнул. Что-что, а управляться с парусами он умеет. Бернар кинул в воду спасательный круг и крикнул:
— Человек за бортом!
Ян мгновенно развернул лодку, а Боб, свесившись за борт, подхватил «утопающего». Маневр был проделан безукоризненно.
— Молодец! Я бы и то лучше не сумел, — похвалил Бернар. — Но про мотор тоже не забывай. Он может тебе понадобиться.
Сделав несколько кругов, они пересекли фарватер и шли вдоль левого берега, пока Бернар не предложил повернуть и идти в гавань.
— На парусах? — удивился Боб.
— Ну конечно!
Боб не поверил:
— Как это можно идти на парусах против ветра?
— По прямой, разумеется, нельзя, — пояснил сторож. — Надо лавировать.
— А-а, зигзагами?
— Точно!

Ян сразу сообразил, как надо делать. Круто к ветру «Бернар» тоже шел очень хорошо, так что им всего лишь три раза пришлось менять курс.
— Довольно, — сказал Бернар. — Теперь Боб и Марк должны поучиться быстро спускать и поднимать фок.
Еще с час тренировались младшие братья, и вдруг они увидели на берегу отца. Он показывал на часы.
Сторож всполошился:
— Ой, ребята, я опаздываю! Давайте скорее к берегу.
Паруса спустили, Боб крутанул рукоятку мотора, и «Бернар» направился в свою первую гавань.
Мальчики задержались на пристани, чтобы убрать паруса и привести судно в порядок после первого плавания. Они устроили настоящий аврал. Палубу отдраили и окатили водой — на борту не должно быть ни пылинки. Марку велели разуться, потому что его сандалии царапали лак. А Бобу Ян запретил открывать бензобак, «иначе в него попадет сор и забьет бензопровод».
Утром еще одна тренировка, и тогда…
Тогда они поплывут далеко-далеко, к самому горизонту.
А отец вез сторожа Бернара обратно в порт.
— Вы за них не тревожьтесь, — убеждал его сторож. — Ян ловко управляется с парусами. Младшие тоже смышленые ребятишки. Быстро всему научатся.
Дома мальчиков ожидал сюрприз. На столе лежал барометр и стоял транзисторный приемник.
Отец стал им объяснять, что они должны дважды в день записывать в бортовой журнал показания барометра и при приближении непогоды немедленно уходить в гавань. Приемник же им дается не для того, чтобы слушать джаз или модные песенки.
— Нужно всегда помнить, — говорил он, — что на реке вы не одни.
Так вот, приемник им куплен для того, чтобы они знали погоду.
Если в сводке сообщат, что ожидается ветер в пять баллов, немедленно поворачивать в гавань, а если не успеют, стать на якорь, где потише. В туман никаких экспериментов — сидеть в гавани.
Марк возмутился.
— Так мы все время и будем торчать на суше, — сказал он. — На Шельде всегда ветер. А не ветер, так дождь или туман.
Ян дернул его за рукав и шепнул, чтоб заткнулся, не то он ему такой туман покажет.
А отец продолжал наставления:
— Вы должны хорошенько выучить «Правила судоходства по Шельде» и «Правила судоходства во внутренних водах». И обязательно уступайте дорогу всем судам, не вздумайте шмыгать у них под носом. А сейчас съездите к Бернару и поблагодарите его.
— Это ему от меня, — сказала мать и протянула мальчикам пакет, от которого вкусно пахло ванильным кремом.
У Марка сразу потекли слюнки.
— Бернару это ни к чему, — заявил он. — У него от сладкого зубы болят.
Отец дал еще две бутылки вина и просил передать деньги за компас.
— За компас?
— Ну да. Компас из спасательной шлюпки. Бернар; давал его проверить. Только устанавливайте компас подальше от мотора, а то он будет врать. И вообще подальше от всех металлических предметов. Да проверяйте почаще. Умеете?
— Я умею, — сказал Ян. — Надо взять две точки на местности, провести через них прямую, выяснить направление по компасу, а затем сверить с направлением по карте.
— До чего же ты у нас ученый! — съязвил Боб. — Того и гляди, какое-нибудь открытие сделаешь.
— Оставь транзистор в покое, пока он цел! — оборвал его Ян.
Они еще поспорили, кому владеть приемником и барометром, но отец разрубил гордиев узел, дав понять, что, поскольку он владелец «Бернара», весь инвентарь лодки принадлежит ему. Ян же капитан и, как таковой, отвечает за все.
— Ну конечно, — ворчал Марк, — одному все, другим ничего. Всегда так бывает!

По пути в порт их настиг дождь. Марк предложил скорее съесть торт. Жалко ведь, пропадет. А Бернару хватит и вина. Отец же, наверное, ему заплатил.
Братьев возмутила такая неблагодарность. Они обозвали Марка эгоистом и прожорливой свиньей. Эгоист — это еще куда ни шло, а вот на «свинью» Марк обиделся. Поэтому он отстал и ехал на некотором расстоянии, злясь на братьев, на плохую погоду и на то, что торт ему так и не достался. Ян крикнул, чтобы он поторапливался.
— А куда торопиться? — буркнул он. — Мост-то поднят.
И правда. Мост торчал почти вертикально. Два речных судна, видневшихся сквозь дождевую завесу, осторожно проходили узкое место.
— Вот бы забраться на самый верх, — уже забыв обиду, мечтал Марк.
— Это еще зачем?
— А чтоб, когда его будут опускать, взять да спрыгнуть.
— Какой герой выискался! — усмехнулся Ян.
Наконец шлагбаум открыли, скопившиеся возле него машины и тракторы тронулись. Один из тракторов тащил длинный и низкий прицеп. Въехав на мост, он вдруг забуксовал. Его мотало вправо и влево, а прицеп ни с места. Потом трактор занесло, и он стал поперек моста. Ехавшая ему навстречу красная спортивная машина чуть в него не врезалась. За рулем сидел Блондин. Он не стал ждать, пока трактор развернется, объехал его и мгновенно скрылся из глаз.
— Видали? — сказал Марк.
— Наверно, Бернар опять прогнал их с парохода, ведь шесть уже давно пробило.
Второй трактор догадался все-таки подтолкнуть прицеп, и все снова пришло в движение.
На корабельном кладбище ни души. Наверно, Бернар у себя в рубке.
— Бернар!
Никакого ответа.
— Может, он на борту? — сказал Ян. — Заглянем-ка на всякий случай в рубку.
Дверь сторожки была не заперта. Они распаковали свои гостинцы и поставили их на маленький письменный стол в углу. Потом полезли на «Альтамаре».
— Бернар! Бернар!
— А вдруг он свалился в люк? — сказал Боб.
— Не будь идиотом, — сказал Ян. — Что он, маленький? Бернар!
Их голоса гулко разносились по коридорам.
— Может, он нас напугать решил, — робко сказал Марк. Он заметно трусил.
— Черт знает какая темень! — буркнул Боб. — И все из-за этого чертова дождя.
— Так зажги чертову лампу.
Марк неуверенно хихикнул:
— Берна-ар, это мы!
— Может, позвонить господину Фербекену? — предложил Боб. — Телефон у меня записан.
— И доставить Бернару неприятности? — возмутился Ян. — Соображать надо. Может, он просто задержался у мастера, который чинит наш компас. Скоро, наверное, придет.
— Он никогда надолго не уходит, — возразил Боб.
Они обшарили все коридоры, заглядывали в каюты, салоны, столовую, кладовую, поднимались на вторую палубу, спускались на нижнюю и все кричали:
— Бернар! Бернар!
— Надо поглядеть в трюме, — сказал Ян. — Вдруг он и вправду в люк свалился.
— А сам меня идиотом обозвал, — напомнил Боб. — Ладно, пойду принесу фонарик.
Но оказалось, что батарейки у фонарика почти сели, и луч его не доставал до дна трюма.
— Ждите здесь, — сказал Ян. — Я попробую спуститься.
Со страхом следили братья, как Ян спускался вниз по крутому трапу. Один неверный шаг — и он полетит с двадцатиметровой высоты и расшибется в лепешку. Вот он остановился и посветил вокруг фонариком.
— Бернар! — крикнул он.
Его голос гулко отозвался в пустоте.
— Ян! — позвал кто-то.
Ян вздрогнул и с перепугу выронил фонарик.
— Ян! — еще раз крикнул Марк. Это его голос, искаженный эхом, напугал Яна.
— Чего шумишь? — крикнул Ян.
— Он там?
— Нет. Я лезу наверх. Надо посмотреть в машинном отделении.
Марк тем временем сбегал еще раз в сторожку. Торт и бутылки с вином стояли нетронутыми. Сомнений больше не было: с Бернаром что-то случилось.
Массивная водонепроницаемая дверь машинного отделения была чуть приоткрыта. Очень страшно было спускаться в полутьме по бесконечным лесенкам, в путанице каких-то труб. Но Ян храбро пробирался вперед и то и дело окликал: «Бернар!»
Что это? Вроде кто-то стонет…
— Бернар!
Точно! Он явственно слышит стоны. Ян заторопился, быстро проскочил два пролета и на железном полу увидел распростертое тело Бернара.
Бернар зажмурился от света фонарика.
— Это ты, Ян?
— Я. Что случилось?
— Не знаю. Их было трое. Они полезли на борт. Я крикнул им, чтоб убирались. Они ноль внимания. Я пошел за ними, и вот видишь…
— Тебе очень больно?
— Голова болит и спина…
— Надо поскорее извлечь тебя отсюда. Боб, Боб!
— Чего тебе?
— Бернар здесь. Он ранен! Позвони господину Фербекену и вызови «скорую». Быстро!
— Да ничего, ребята. Вроде отпустило… Ох, спина!..
— А что это были за люди?
— Кто их знает. Наверно, не раз сюда наведывались. Знают судно, как свои пять пальцев.
— А те двое тоже были?
— Нет. Какие-то другие. По-моему, иностранцы. Спросили, кто отодрал обшивку. Я сказал, что не знаю.
— А говорили по-фламандски?
— Только один, да и то с акцентом. Я им сказал, что вечером запрещено находиться на борту, но они не послушали и полезли в машинное отделение… Ох, спина!..
— Потерпи, сейчас придет «скорая».
— Я предупредил, что позвоню в полицию, тогда один из них бросился на меня и столкнул вниз. Спиной и головой я пересчитал все ступеньки.
— Ты не слышал, как мы тебя звали?
— Слышал, только сил не было крикнуть. — Он попробовал приподняться.
— Лежи спокойно, — остановил его Ян. — Неизвестно еще, цел ли у тебя позвоночник.
— И что они тут искали? — сказал Бернар. — Тоже обшивкой интересовались, как те двое.
— Тех мы встретили на мосту, — сказал Ян. — Гнали, как на пожар.
— Нет, тут не они были. Какие-то иностранцы. У них черный «форд».
— Принести тебе попить?
— Принеси, пожалуйста. Термос у меня в шкафу.
— Я принесу кое-что получше.
Поднявшись наверх, Ян услыхал сирену «скорой помощи», и через минуту машина подошла к воротам.
— Сюда! — крикнул Ян. — Носилки захватите!
Подъехала еще одна машина. Это был господин Фербекен с полицией.
Мальчикам ужасно хотелось поскорее отправиться в плавание. Но не бросать же Бернара одного. Они прекрасно понимали, как тяжело старому человеку, который всю жизнь провел под открытым небом, лежать без движения в маленькой больничной палате. У него, правда, есть дочь, но она живет в Брюсселе и у нее трое детей, так что часто приезжать она не может. Значит, они должны взять эту заботу на себя. А еще неизвестно, сколько Бернар пролежит в больнице. Рентгеновские снимки показали, что повреждены четыре позвонка.
— С позвоночником шутки плохи, — сказал им отец. — Может, Бернар уже через две недели будет на ногах, а может, на всю жизнь останется инвалидом.
Ребята были потрясены. Как! Из-за каких-то бандитов остаться калекой на всю жизнь!

скачать книгу

Скачать файл: скачать книгу (779.5 КБ)


Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Предыдущее: Поселок на озере

Посмотреть раздел Школьникам целиком

Есть вопрос или комментарий?..


Ваше имя Электронная почта
Получать почтовые уведомления об ответах:

| Примечание. Сообщение появится на сайте после проверки модератором.

Смотрите также:

Micro_barto_loshadka
Стихи детям
Вера Инбер, Агния Барто, Про семью, и другая информация.
Micro_oseeva
Валентина Осеева
Валентина Александровна Осеева (1902-1969) - замечательная детская писательница. Много лет посвятила она малолетним безпризорникам и правонарушителям....
Micro_0b0d35266dc676894da6bb995b3942f4
Сказки
Подразделы: Русские Народные (20), Г. Х. Андерсен (9).
Micro_permyak
Евгений Пермяк
Евгений Андреевич Виссов (1902-1982) родился в Перми, чем и объясняется смена его настоящей фамилии на псевдоним Пермяк....
Micro_nosov_n_n
Николай Носов
Советский писатель, Виктор Носов в литературу пришёл случайно: родился сын, и нужно было рассказывать ему всё новые и новые сказки, забавные рассказы для него и его приятелей....
Micro_6126751
Родителям
Micro_200
Михаил Пришвин
Многие родители серьёзно и трепетно относятся к выбору детских книг, которые должны пробуждать самые тёплые чувства в нежной детской Душе....

В ПУТЬ!

Друзья! 

Мы не смогли осуществить поездку на Серное озеро по погодным причинам.   Интереснейшее место, которое хранит в себе загадки. Мы пригласим вас поехать вместе с нами, чтобы постараться разгадать ещё одну загадку  Самарской Луки, как только установится хорошая погода.      До встречи.


Семейный клуб.

По воскресеньям, в 15-30 приглашаем на писанку.  Для письма понадобятся 2-3 сырых яйца, тряпичная салфетка, туалетная бумага, свеча, воск и писачёк у кого есть.

18 февраля в 15-00 встреча по геополитике.

Местное время

Рассылка новостей